?

Log in

No account? Create an account

October 2015

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Powered by LiveJournal.com

Афина как учитель

530533a86d0541b3960f846b97a31b3dТак получается, что я часто становлюсь для людей отражением их внутренней Афины. Особенно в тех случаях, когда отношения с архетипом Афины непростые ...
Никогда бы не подумала, что жизнь подкинет мне такой сюрприз! Мне, которую в детстве учителя либо сильно хвалили либо сильно ругали, но редко  считали «середнячком».
Мне до сих пор снится в кошмарах, что я иду в музыкальную школу на академический концерт с не выученной пьесой. Все будут играть «как по нотам», а я буду в очередной раз позориться, в очередной раз буду хуже всех. Причем, не спрятавшись где-нибудь на задней парте, в то время как учительница перечисляет положенный список моих неудач — о нет, такой роскоши я была лишена! Я позорилась, находясь на сцене, а зрители моего позора молча сидели в зале. Тут и комментарии не требовались... Как мерзко потом звучали слова членов комиссии: «Ну так и быть, поставим тебе тройку, но это только из жалости». Похоже, они всерьез считали, что мне нужна их жалость.
Страх перед публичными выступлениями я пронесла через всю сознательную жизнь, совсем недавно стал отпускать....
Помню одинаковые выражения лиц моих учительниц — по математике и по специальности фортепиано — когда им сообщили, что я победила в городской олимпиаде по английскому языку. Шок, который придавал их умным лицам совершенно отупляющее выражение. Их неверие в меня обижало(«Как она могла победить в олимпиаде — она же совершенно безнадёжна!», - читала я в их глазах).
Математика имеет много общего с классической музыкой — строгое соответствие форме, каждый палец на своей клавише, каждое переменное на своем месте, понятный и предсказуемый результат, к которому необходимо стремиться.
Моя учительница по математике (оставлю ее имя в тайне), которая считалась «самым сильным учителем» в школе, умудрялась видеть красоту в решении математических уравнений! Её завораживала логика кратчайшего и рациональнейшего из путей.
Математичка вызывала у одноклассников холодный ужас. На уроках у нее была идеальная тишина, хотя она крайне редко повышала голос. Все беспрекословно следили за выстроенной логикой ее объяснений, без единого лишнего слова. Следили, стараясь не показывать, как плавится мозг от напряжения — с непривычки ощущая себя компьютером.
Не могу сейчас в точности сказать, что в ней было такого пугающего. Страх был иррациональным. Это страх перед Великим и Огромным «Я права» ( а значит, ты не прав, а значит, ты никто, ты - недоразумение). Парой слов она умела пристыдить до ощущения себя пустым местом - если кто-то отвлекался от созерцания красоты математики, которую, на самом деле, не каждому дано увидеть. И не все хотят смотреть...
В конце шестого класса я бросила ей вызов. Это получилось ненамеренно, так как мне думается, что она никому не внушала такого «священного трепета», как мне.
На уроке я попыталась сфокусировать внимание не только логике ее объяснений, но и на начинающейся за окном весенней грозе, а также на объясняемой теме, которая внезапно вызвала у меня эмоции, так как я впервые в жизни увидела красоту математики.
Тема была - «отрицательные числа». Меня до глубины души поразил тот факт, что существуют мир отрицательных чисел — зеркального отражения положительных. Этот мир внезапно стал для меня объемным, у него появился запах весеннего ветра и свежести, у него был цвет сгущающихся туч...Подозреваю, что я впала в измененное состояние сознания. У меня работало оба полушария — мозг больше не плавился, и при этом я слышала и воспринимала каждое ее слово и испытывала эмоциональный кайф.
Мое выражение лица вызвало у нее агрессию. Оно не вписывалось в ее видение того, каким должно выглядеть лицо старательно думающего человека . Она обвинила меня в том, что я витаю в облаках и решила прогнать меня по новой теме. Я отвечала на каждый вопрос без ошибок.
Она строго посмотрела на меня, сжав губы, досадуя, что не удалось уличить меня в невнимательности, и продолжила объяснение.
Но мое выражение лица так и не давало ей покоя. Минут через пять, когда я снова правильно ответила на все ее вопросы, она обвинила моего соседа по парте в том, что он мне подсказывает! Но он был ее любимчиком, поэтому она вскоре оставила его в покое и вернулась к объяснениям. Ненадолго.
Созерцание моего кайфующего лица настолько вывело ее из себя, что она повысила голос, назвав меня по фамилии, и потребовала: «Повтори, что я сказала!».
Я до сих пор не знаю, что тогда нашло на меня, такую закомплексованную и испуганную девочку, кем я тогда была. Я могу объяснить это только пребыванием в измененном состоянии сознания, плюс обида на ее несправедливые обвинения.
Я в точности повторила примерно пять последних предложений, сказанных ей, скопировав до детали даже интонацию. Можно сказать, что я предстала в роли «живого диктофона». (мои подружки-одноклассницы потом удивлялись: «как ты это все запомнила?!»).
Класс в ответ...даже не рассмеялся, он всхлипнул. Громко смеяться было просто неприлично, и все молча утирали слезы.
Я обратила ее оружие против нее же самой и сделала ее посмешищем. Она истерично крикнула «Ну-ка замолчать! Я сейчас всем двойки поставлю!». Это подействовало — в нашем классе её еще не видели в таком гневе.
Минуты две она смотрела на меня немигающим взглядом Медузы Горгоны, пытаясь обратить меня в камень. Но тщетно. В тот момент я смело скрестила свой взгляд с ее взглядом. Я больше не боялась ее, и не испугалась бы даже в том случае, если бы она отправила меня к директору. Я ощущала в себе Великую силу Афины, которая заключается всего в двух словах: «Я права».
Но наша математичка была настоящей Афиной :) Она играла по правилам. На её лице появилась легкая улыбка, подобно солнечному лучу, который смог пробиться сквозь грозовые тучи. До конца урока она больше не ругала меня за «улетевшее» выражение лица и обращалась только по имени, и в намного более мягкой форме, чем раньше...
Афина показала мне, каким сильным оружием является самообладание.
И как меняется видение мира, если воспринимать его обоими полушариями, если не принижать ни одно из них, не ставить границ.
Есть химические элементы, молекулы которых имеют жесткую, фиксированную структуру. А есть вода, молекулы которой встречаются, образуя спонтанные текучие связи, как в ризоме.
Таким же подвижно-текучим становится восприятие мира, если соединить свою внутреннюю Афину с хаосом образного мышления.

Comments